*****

Ненавижу тех, кто берет псевдонимы и кричит, например: «Я русский!» – будучи, допустим, евреем. Другое дело, что я говорю: «Я — российский еврей…» Что скажет народ, возьми я, например, фамилию Розов, Яковлев или Александров? Выкрестов не любят нигде. Если бы я родился в Грузии, я бы писал «Сулико» — и был бы грузинским евреем, а родившись в Молдавии, писал бы для ансамбля «Жок» — и был бы молдавским евреем. Но я — абсолютно российский человек еврейской национальности. Я не целовал землю в тель-авивском аэропорту Бен-Гурион, не на ней я родился, — но у Стены плача сердце вздрогнуло… И все же я пошел бы защищать Израиль, эту страну моих далеких предков…Звезду Давида ношу на груди. Это связано с тем, что я — еврей. Это не кич, а дань уважения народу и символ принадлежности к моим родителям. Не понимаю, когда евреи надевают на себя кресты, а русские — звезду Давида или полумесяц… Религия входит в тебя либо с молоком матери, либо к ней можно идти долгие-долгие годы, и совершенно не обязательно, чтобы еврей стал иудаистом, совершенно не обязательно, чтобы христиа¬нин стал православным… Я знаю в Иерусалиме целую деревню русских людей, которые двести лет исповедуют иудаизм. Я, например, к этому еще не пришел, но я, абсолютно чистый иудей, склоняюсь к христианству: тянет. Иудаизм для меня — совершенно чуждая религия, а христианство мне ближе: я вырос на этой земле, я впитал ее в себя. Но я никогда не говорю, что я — русский. Ненавижу, когда грузин или татарин говорит: «Я вырос на русской земле и считаю себя русским». Не надо себя считать. Ты — еврей, ты — татарин, ты — грузин…На концертах я не устаю повторять о том, что песня «Долгая дорога лета», посвященная евреям, жертвам гитлеровского геноцида, — предупреждение всем тем, у кого еще осталась в голове какая-то националистическая мысль. Пусть помнят, что в мире, устроенном на основе таких мыслей, они сами могут оказаться в этой колонне, идущей из гетто на расстрел, если кому-то не понравится их национальное происхождение..

Еврейскую музыку я начал писать совсем недавно, потому что только недавно начал слушать ее. Те мои песенки как бы из еврейского быта — лишь стилизации, подлинно еврейского там не так уж и много. Хотя и их люблю, считаю своей удачей. Даром что написал их в двадцать один год, мальчишкой. Бог, что ли, водил тогда моей рукой? Или ангел стоял за спиной?.. Но я с моим музучилищным образованием только теперь стал понимать, что «Семь сорок» или «Хава нагила» — не еврейская музыка. Настоящая же еврейская музыка — это сложно: это синагогальная, канторальная музыка. Чтобы ее сочинять, надо сначала многому научиться…

На моей памяти не было такой оголтелой кампании против какой-то отдельно взятой национально¬сти, как это было во времена «дела врачей». Тогда мой папа вынужден был уехать со своим красным дипломом в Восточно-Казахстанскую область. На себе я никогда не ощущал открытого антисемитизма как государственной политики. Да, прижимали меня, афишу с моей фамилией не печатали… Но сегодняшнее положение иначе как кампанией не назовешь — от плакатов с призывами: «Выключить тель-авидение» до гнусных высказываний депутата Макашова про «хороших евреев» и «плохих жидов». Это, увы, слишком характерно не только для генералитета, но и является позорным атавизмом российского сознания в целом…Я не прошу, чтобы меня, еврея, любили — как, впрочем, нормальный русский не просит, чтобы любили его. Он — русский, и все тут. Но я хочу, чтобы государство на деле защищало в равной сте¬пени права всех наций. А так мне хочется спросить, чем москаль Макашов лучше жида Розенбаума? И вообще, кто он — хороший русский или плохой москаль? И кому в Киеве он доверит это определить? Я не призываю сажать Макашова в тюрьму, но Государственная Дума, парламент страны, должна была резко отреагировать… Беда не в отдельно взятом Макашове (больные люди есть везде), беда в том, что сегодня наш социум тяжело болен и нуждается в скорой неотложной помощи. Это я как врач говорю… Надо хотя бы знать, что такое сионизм, который долгое время преподносили у нас как фашизм. А это лишь стремление объединить евреев в одно государство. И что же в этом плохого? А кричать о жидомасонстве, что, дескать, евреи пьют кровь русских младенцев, так об этом может кричать только ублюдок. Причем свои ублюдки есть и у евреев, и у татар, и у якутов — у всех… Я ненавижу Ленина и Дзержинского, так же как Троцкого и Свердлова. И мне стыдно, что последние — евреи. Но они и им подобные — еще не весь народ. А сколько евреев помогало «белому движению» из-за границы? А многие ли знают, что полштаба батьки Махно было еврейским?.. Вот по¬чему подводить все эти дела к национальному знаменателю — глупо, если не сказать больше. И жаль, что к нелюдям, которые играют на этом, прислушивается так много людей.

В современной России нет ограничений свободы передвижения. Евреи, делающие свой выбор в пользу Израиля, могут свободно этот выбор реализовать. Другие, не желающие обрубать корни, привязывающие их к родному дому, к стране, в которой они росли и формировались, тоже не ограничены в возможности жить полноценной еврейской жизнью. Так что на истории российского еврейства рано ставить крест – вы уж простите мне это не совсем еврейское выражение. Еще Вяземский сказал, что главные беды России – дураки и дороги. И если от второй напасти есть надежда избавиться, то от первой – вряд ли. Антисемитизм существовал и существует, как в России, так и во всех остальных странах. Беда не в пустых головах, забивающих вакуум мысли юдофобской ахинеей. Они были и будут всегда, и мы, евреи, научились жить рядом с ними в любой стране. Беда наступает тогда, когда эти пустые головы начинает забривать, то есть рекрутировать, власть. Нынешняя российская власть этим путем, слава Богу, не идет. Я не верю, что она им пойдет в обозримом будущем…

Я знаком с историей сионизма и горжусь тем, что это великое чудо и свершение библейских пророчеств – восстановление Государства Израиль после двух тысяч лет изгнания – было осуществлено в решающей степени благодаря вкладу российских евреев. Владимир Жаботинский (которого я ценю еще и как выдающегося поэта), Бен-Гурион, Менахем Бегин, в конце концов Ариэль Шарон, который блистательно побеждал в прежних войнах Израиля, – все они имеют российские корни. И русские евреи еще сыграют великую роль в истории Израиля. Сегодня самый яркий лидер “русской” общины – Ивет Либерман, по духу и по делу – настоящий продолжатель дела Жаботинского, Бегина, да и “раннего” Шарона. С таким лидером, я думаю, “русская” община пробьет “стеклянный потолок”, который, как я знаю, ограничивает продвижение талантливых русских евреев в израильскую элиту, и сможет опять сделать Израиль сильным, независимым и передовым. Я с огромным интересом прочел его недавно вышедшую на русском книгу “Ничего, кроме правды”. У Либермана стратегическое мышление, железная логика и верность принципам. Как сказал о нем Александр Бовин, “Либерман – это единственный израильский политик, с которым я бы пошел в разведку”.

Я с уважением отношусь к исламу, люблю суфийскую поэзию, однако на этом историческом этапе радикальный ислам несовместим с гражданским равноправием немусульман. Поэтому, боюсь, разделение по разные стороны границ Израиля исламского и неисламского населения – единственный путь. Но враги Израиля должны помнить, что будет с теми, кто придет к ним с мечом… Железную стену Жаботинского, в качестве которой сейчас строится разделительный забор, ведь можно передвинуть и подальше на восток. Как поется у меня в одной песне: “Все вернется!”.. Я люблю и уважаю любую публику. В Израиле живет огромное количество моих бывших соотечественников, и выступать перед ним – всегда большое удовольствие. И сам Израиль, конечно, имеет для меня более весомое значение, чем любая зарубежная страна. Это естественно, поскольку я – еврей. Если б я был российским армянином, для меня бы особым городом был замечательный город Ереван. Я абсолютно российский человек, но так как Иерусалим – столица еврейского государства, то, естественно, она в особенности, а другие города Израиля – в целом, рождают у меня особые чувства. (Из новогоднего интервью “МИГа”, проведенного по телефону между Тель-Авивом и Москвой, декабрь 2005 г. – А.З.)

*****

Вообще-то об антисемитизме я знал, но на себе его не ощущал — ни в школе, ни во дворе. А в детстве я был абсолютно дворовым, там у нас нравы были простые. А если и были какие-то единичные случаи, если я слышал в свой адрес «жидовская морда», то в морду же и бил. Дрался, кстати, я неплохо, все-таки уже был кандидат в мастера спорта по боксу…А потом вдруг еврей Розенбаум стал еще и казаком, причем казаком из Кубанской первой сотни. Меня туда не партия и правительство назначило, меня туда, в свои ряды, приняли простые люди. Чем и горжусь. А если мои песни — про казаков или про евреев — рождают отклик у эстонской или русской, у таджикской или американской публики, то потому, что я никогда не был выкрестом, не отказывался от своей еврейской крови. Самое страшное в жизни — это предательство. И еще зависть. Но они взаимосвязаны. Я не предавал ни своей национальности, ни своей Родины. Примечательно, что как раз эмигранты меня и не очень жалуют — хоть в Штатах, хоть в Израиле… Хотя те же мои соплеменники, по-моему, должны мне памятник поставить — за то, что меня казахи любят. Потому что и благодаря мне они дышат чуть свободнее, чем могли бы без розенбаумовских песен. И казах, и русский, и литовец, и украинец видят, что я — нормальный еврей. Такой же, как он — нормальный казах, нормальный русский, литовец, украинец… То есть человек.(Из книги ”Бультерьер”, 2000г.- A.З.)

*****

В стране, которая полвека назад победила фашизм, это самое явление набирает обороты. Ещё? Народ привык к халяве, привык искать врагов, виновников своих бед – буржуев, американцев,татар, монголов, жидов. У меня есть такое четверостишие:
Опять во всём винят жидо-масонов. О Господи, какая ерунда!
Сто человек надули миллионы? Так что же за народ вы, господа?!

Я это говорил давно, но полушёпотом. Чтобы не дразнить дураков, ведь я еврей. Мне лично не часто приходилось сталкиваться с бытовым расизмом, но я его чувствую. К шовинистам я отношусь, как доктор, ведь это больные люди. Прогноз поэтому для России неутешительный, генная характеристика народа достаточно тяжёлая. На это оказало влияние множество факторов. По моему мнению, даже русские народные сказки – гибельны по своей сути. Везде халява – то щуку волшебную вытащит, то золотую рыбку – всё, что угодно, только бы не работать. Самый положительный герой – Илья Муромец, тридцать три года валялся на печи, ни хера не делал, даже в спортзал не сходил ни разу, а бухнул водички какой-то и легко пошёл, всем ”плохим” накостылял…И прекрасно себя чувствует – шара и халява, снова и везде.

*****

Нет, песен на идиш я не знаю, у меня их нет. Я всегда говорю, что я — еврей ленинградский. Это сейчас у нас есть синагоги, есть прекрасная молодежь, которая, наконец-то, получила возможность изучать свою национальную культуру и язык. В мое время ничего этого не было, не мне вам рассказывать. У нас не было ничего. Еще в пределах бывшей черты оседлости, то есть на территории нынешних Украины, Беларуси, Болгарии, стран Прибалтики, у потомков проживавших там евреев хоть что-то оставалось в головах. А в Ленинграде так совсем ничего уже не осталось. У меня только одна бабушка — только одна! — еще что-то помнила и хранила, поскольку приехала в Санкт-Петербург с Украины совсем юной девушкой. А вот другая моя бабушка, уроженка Питера, так та была уже полностью отрезана от еврейской культуры и традиций. И это плохо. Это как с неграми Севера и Юга: то есть южные еще что-то о своих предках и истории знают, а северные — уже нет. Так что можете считать, что я — негр Севера. Счастливы те современные, молодые музыканты, которые могут творить на национальном языке, в рамках своей национальной культуры. (Из ыступления на творческом вечере в Московсом еврейском общественном центре 03.03.2004 – А.З.)

*****

Торговаться можно со всеми. Хотя Беслан — особый случай. Там были не люди и даже не нелюди, а инопланетяне. Я не шучу! Нелюди — это комендантша Бухенвальда и садистка Эльза Кох, делавшая абажуры из человеческой кожи, Чикатило, Джек-потрошитель, Геббельс или шеф гестапо Гейдрих, расстреливавший евреев. Это крайняя степень омерзительности людей, но все-таки людей. А то, что творят так называемые террористы, взрывая автобусы, дискотеки, рынки, самолеты и — как крайний эпизод — школу в Беслане, за гранью даже той жути. Бомбы в баскетбольной сетке над головами обреченных ребятишек устанавливали пришельцы, “чужие”, для которых человек — лишь некая белковая субстанция. Мы же не задумываемся, убивая комара, что он, может, летит из школы домой к маме, правда? Мы для террористов — те же комары или муравьи под ногами. Они не понимают, что мы живем и дышим, что у нас есть дети, что есть “мирные комары” и “военные”. Они мочат всех! Это враждебная цивилизация — всем нам, землянам… Мировая война объявлена не американцам, русским или евреям. Инопланетянин может вселиться в любого, невзирая на религию и расу. Но все-таки адрес терроризма конкретный: “они” выбрали крайнее ортодоксальное крыло ислама. “Им” сейчас так удобно! Мусульмане в том не виноваты, но от этого не легче! И не надо стесняться: я лично не собираюсь бороться с татарином, индонезийцем, арабом или ингушом. Но с безумными исламистами-фанатиками — да. И первыми за них должны взяться сами мусульмане у себя дома. Придушить гада в зародыше! Все эти “точки” начались еще с мюнхенской Олимпиады и взрывов в Израиле. Вот когда началась бойня! Но никто в мире даже не дернулся, в том числе и в Союзе, хотя кроме еврейских на танцах там погибли 28 русских детей. Нас сейчас клюнул жареный петух, вот мы и задумались. А израильтяне так живут уже 30 лет. Привыкать придется! ( ”Аргументы и факты”, 04.11.2004 – А.З.)

*****

Я никогда не комплексовал по поводу своей национальности. Может, потому, что жил в больших питерских дворах, в которых вместе росли дети разных национальностей и вероисповеданий. На татарский праздник мы все ели перемяч – треугольные пирожки с мясом, на русскую Пасху всем двором трескали мацу… Ой, простите, куличи. Мацу, конечно, ели на еврейскую Пасху, и вовсе не по религиозным соображениям. Это просто очень вкусная лепешка. На православную Пасху к чаю подавали очень вкусный кулич и творожную пасху. Но однажды (мне тогда было лет 12–13) мы с отцом были в кинотеатре. На экране появились горы трупов погибших в концлагерях евреев. Сзади раздался голос: “Так им и надо!” После сеанса отец схватил того мужика за грудки, отвел в милицию, но мужика, конечно, быстро отпустили… В конце 70-х многие евреи стали уезжать в Израиль. Мы тоже собирались, месяца два или три я даже учил язык. Потом процесс забуксовал, а в 80-м я ушел на сцену. Позже мне предлагали уехать музыкантом, но сейчас я счастлив, что этого не случилось. У меня нет желания переселиться в местечко и жить теплой еврейской семьей. И все-таки я хочу, чтобы мои дети, внуки и правнуки знали наряду с русской культурой еврейскую – музыку, язык. ( Из интернет – сайта ”Лица”, 3.12.2004 – А.З.)

*****

История отношений российского казачества с еврейством знала черные страницы. Но это – дело прошлое. Что было, то быльем поросло. Для меня главное, что на протяжении всей русской истории, и тем более все 70 лет советской власти, казачество было символом свободолюбия. Не случайно большевистский тоталитаризм видел в казаках одного из главных врагов и жестоко расправлялся с ними. Так что в последние десятилетия исторические судьбы еврейства и казачества во многом совпали. Кстати, в последние годы существования СССР, когда стала возрождаться еврейская община и ее организации, именно казаки охраняли ее от новоявленных погромщиков – первые съезды и мероприятия еврейской общины…

P.S. Концерт. Лучшее

One Response to “

Розенбаум Александр Яковлевич (р.1951), российский певец, поэт, классик русского шансона.

Leave a Reply for tvx

*